Начало

Вампир.

“Слышишь, в воздухе ночном
Чугуном
Колокола реквием разносится кругом?
В замолкающих ночах
Нам в сердца вливает страх
Угрожающе-спокойный, ровный тон.
Каждый звук из глотки ржавой
Льется вдаль холодной лавой,
Словно стон.”

Алан Эдгар По “Колокола”

Алые, кровавые занавески, покрытые слоем пыли и грязи. Дощатые необтесанные стены, покрытые непристойными надписями. Стол, воткнутый в него нож, покрытый запекшейся кровью. Куча старого тряпья, хлама и вонючих одеял.

Солоноватый привкус крови на нежно-алых губах, огонь утоленной жажды в глазах, капелька крови на подбородке.

Еще неостывший труп юноши с прокусанной шеей лежит здесь на куче тряпок и старого хлама. Она сидит рядом, эротично облизывая губы языком, рассматривая отражение звезд в зеркале. Она не отражается в зеркалах, ее тело – фантом для всего живого. Она ненавидит серебро и солнечный свет, спит в старом склепе на краю кладбища. Она знает, что придет день и ее жизнь призрака закончится, прямо там в склепе, в родном гробу. Она знает, что ее ищут, но не могут найти, знает, что жизнь вот-вот окончится…

Он скоро проснется от объятий смерти, продолжит ее путь в сумерках, в тени человеческих страстей и прихотей. Посмотрит на мир глазами Ангела Крови, испытает первую жажду, насытится человеческой кровью. Увидит новый путь в тысячелетней игре добра и зла.

Кто первый сможет сказать, почему Они так не похожи на все живое и мертвое?

Они сотканы из живой материи, но в целом мертвы?

Ни одна книга по некромантии, вампирам, призракам и оборотням не дает ответы на эти вопросы.

Ее клыки, как два острых кинжала, вонзаются в нежную кожу руки, допивая последние капли жизни. Скоро, очень скоро он вернется из объятий костлявой старухи, откроет, налитые жаждой и желанием глаза, почувствует вкус сумеречной жизни…

Он просыпается…

Близится рассвет. Небо окрашивается багровыми лучами, звезды меркнут в пелене рассвета. Виден туман и отбросы на улицах, на тротуарах появляются первые живые существа. Ночь отходит в тень.

Он смотрит на нее, как на спасительницу, не понимая, что его жизнь оборвалась еще ночью.

Она вскрывает вены на руке ножом. Она готова подарить ему новую жизнь. Он готов испить эликсир бессмертия, готов почувствовать бессмертие сумерек. Готов ступить на путь, с которого невозможно сойти, на дорогу, которая ведет в никуда, в хаос.

Он нежно касается губами ее раны, похожей на зев доисторического монстра. Нежная холодная алая кровь течет по его губам, заполняет все его существо. Пропитывает его вкусом этой странной жизни.

Вот так Он стал – Ангелом Крови – Вампиром, без дома и друзей, рыцарем сумеречной дороги…

Кто из нас не жаждет бессмертия? Кто не жаждет вечной жизни на земле?

Но почти для всех конец пути – это надгробие со стершимся именем. Для них это – вторая смерть, исчезновение.

Наама

 

на главную




SpyLOG TopList

 

List Banner Exchange lite