Начало

Два зеркала.

 

"Некрономикон" написан не человеком и не для человека. Люди, не пользуйтесь чужим - ибо "Некрономикон" положен МЕЖДУ Зеркал!"

(Первые строки "Некрономикона")

 Мне жарко. Кажется, что я дышу мелкой, острой пылью. Свет электрической лампы временами меркнет, временами просто разрезает мои бедные глаза. На моей иссохшей, посеревшей груди лежит распятие. Распятия висят на всех стенах комнаты. Но - не помогают. Почему? Боюсь думать, ибо все ответы - страшны. Я пишу эту исповедь в слабой надежде, что ее когда-нибудь прочтет добрая и верящая душа. Что этот человек помолится за мое спасение из Ада. Хотя прислушается ли Небо к таким молитвам?! Я, я сам виноват. Но - спасите!
Мне остается несколько часов жизни - всего несколько душных, пыльных часов. Я уже видел, как в окно заглядывали знакомые, каменные глаза. Они нашли меня здесь, в Лондоне, они наполнили его осенний воздух дьявольским жаром, существующим лишь для меня. Молитесь обо мне, люди! Вы ходите рядом с той пропастью, куда падаю я, и с любым из вас могло случиться такое - молитесь же за меня! Спасите! Кто-нибудь или что-нибудь - спасите меня!!!

Я с детства не люблю яркое солнце и жару - от них я очень легко падаю в обморок. И поэтому мы двигались по пустыне только ночью. Но, увы, ночью не европейской - здесь, в Египте, одинаково неприятны все времена суток, только каждое по-своему. Прежде всего - песок. Он лез под одежду так же нагло, как руки пьяной проститутки. Он все время норовил оказаться в моем виски - и так малоприятном из-за того, что было теплым. Он посыпал мой бифштекс, портил его вкус и прегадко скрипел на зубах, портя их эмаль. И еще - сама пустыня. Большинству цивилизованных людей кажется, что это просто очень, очень большое количество песка. Как бы не так! С первого дня пустыня вползает в твою кровь, и ты уже что-то не то, чем был в старой доброй Англии. Эти пески желают, чтоб ты начал мыслить по-другому, на их варварский манер. Хотят тебя перекроить, перелить - веренее, пересыпать, как они пересыпают свои шуршащие барханы. Ты можешь отгородиться стенами палатки - но все равно будешь чуять, как рядом дышит древний зверь из песка. Невероятно чуждый, опасный зверь.
Верблюды - уже мелочь, завершающий штрих. Вонюче-надменные, малоприятно раскачивающиеся на ходу. И еще одна мелочь - туземцы. С дурацкими именами, нерасторопные и уродливые, как их верблюды. Эти люди получали большие деньги и поэтому были послушны - то есть терпимо непослушны. С ними легко управлялся мой переводчик Боб - недоучившийся студент-археолог. Его за что-то выгнали из какого-то университета. Честно говоря, Боб меня совсем не интересовал - не помню даже его фамилии. А туземцы интересовали и того меньше.
Но вернусь к ночи в пустыне. Горячая тьма торопливо склеивает небо и землю, также поспешно остывая. На небе появляется масса звезд - крупных и острых, как песок внизу. Все время кажется, что сверху в тебя вглядывается еще один древний зверь. Зверь, в котором - холод и ничего человеческого, цивилизованного. Вдобавок, я со своим зрением не мог рассмотреть даже голову собственного верблюда. И мне все время казалось, что эта безмозглая машина из мяса и слюны упадет в какую-нибудь яму - разумеется, сломав мне позвоночник. Но, если не считать всего этого, мы углублялись в пустыню вполне благополучно: ни бурь, ни болезней, ни прочего. Далеко сзади остались мутный Нил, в который смотрелись разрушенные, бессильные храмы; каменящий взгляд сфинкса - смотрящий с останков его лица; обесчещенные раскопками пирамиды...
Для историка или авантюриста в тех землях было немало привлекательного. Но - не для меня. В моих руках была бесценная карта - вполне современная и вроде бы заурядная - но на нее я перенес кое-что с древнего, едва выносящего прикосновение рук, пергамента. Сам пергамент не стоило показывать - такие вещи не просто бросаются - они врываются в глаза людей. И, в основном, тех людей, которые способны доставить тебе максимум проблем. А мне проблемы были не нужны. Я ехал за "Некрономиконом" - экземпляром, написанным самим Аль-Хазредом, не урезанным трусливыми переписчиками и не искаженным мало что понявшими переводчиками.  

Я, Джордж Блейк, посредственный философ и еще более посредственный оккультист, ехал за венцом величайшего мага современности. Я не знал, что проклятое - действительно проклято. Что руки человека не должны касаться дверей Ада.
На место мы прибыли уже утром, когда над горизонтом поднялось злое, наглое солнце пустыни. Туземцы спешно и достаточно ловко для себя разбивали лагерь. Я, не в силах уйти в прохладную полотняную палатку, бесцельно бродил по окрестностям. Ноги глубоко увязали в подвижном, слишком подвижном песке. Расступаясь под ногой, он поскрипывал - и этот голос пустыни временами пугающе походил на человеческий. Из песка высовывались верхушки камней - они иногда доставали мне до плеч, иногда - до пояса. Серо-бесцветные от жара, изодранные трещинами, обсосанные мертвыми ветрами... Они походили на головы то ли зверей, то ли чудовищ. Проходя мимо, я невольно ежился: эти камни тоже ХОТЕЛИ вползти в мою кровь. Я чувствовал, как моя живая аура смешивается с их могильной аурой. О, как эти безглазые уроды рвались в меня, хотели глянуть на мир - МОИМИ глазами. Но - не могли. Я был сильнее их и пьянел от этой силы. Если б я понял, что века почти обессилили их! Но я не представил, не захотел представить, что спало под раскаленными песками. Или - не спало?
 Я панибpатски похлопал по камню, напоминающему собачью морду. Шепнул что-то типа: "Привет, песик, я пришел забрать твою кость!" Почувствовал удар бессильной злобы. Рассмеялся - и словно в ответ услышал радостный хохот туземцев: они нашли воду. Немного позднее я подошел к этому крохотному озерцу. Противно-теплая вода. Ни травинки среди мелких, опять же уродливых камней по берегам. Кофе, приготовленный на этой воде, был безвкусен и не прибавлял сил; сваренное на ней мясо - жестким и горьковатым. Деды моих туземцев, наверное, подняли бы бунт. Они бы наверняка перепугались - вода среди пустыни, а рядом только химерические, бесцветные камни. Но... Моих дикарей уже коснулась цивилизация. Они только радовались мертвому подобию оазиса; а каменные морды напугали только одного-двух. Даже цветные привыкают к мыслям о безнаказанном грабеже древних храмов и могил.
На следующей короткой, слепящей заре мы начали раскопки. Я взобрался на немного выступающую из песка морду прокаженного крокодила. Закрывшись огромным, пестрым зонтом смотрел за в меру усердной работой. Лопаты мелькали до отупления равномерно. Песок и пыль колыхались над землей как злая, нервная туча - не было ветра, чтобы снести их в сторону. Рабочие вначале пели - очень неблагозвучно и нестройно, но вскоре умолкли. Я сидел и смотрел на облако пыли. Я потратил на это занятие еще пять дней, только вечерами спускаясь в раскоп под нужным мне камнем. В общем, то время было жаркое и пустое - совсем как пески вокруг. И беззвучное - рабочие вскоре стали очень молчаливы, а ветер, казалось, боялся летать в этих местах. Я успел пару раз выкупаться в отвратительной, стоячей воде озерца. Понырял, нашел на его дне ключ - он оказался таким же болезненно-теплым. На седьмой день раскопок (магическое число!), сразу после обеда, в мою палатку ввалился Боб. Его детское лицо светилось довольством, уже подогретым дозой песчано-спиртового коктейля:
- Босс, дверь. Рабочие вдруг струхнули, лопочут, что за открытие дверей им не платят.
Я с видимой неторопливостью отложил том "Практической магии" Папиуса (магии, так и не давшейся мне!). Встал и пошел. Жара липла к мокрым лицу, телу. От пота даже почти не чувствовалась сухость воздуха. Около раскопа стояли рабочие. Пробитые песком и грязью хламиды. Лиц не видно - их защищают повязки. Словно стоят не люди, а загробные тени. От таких мыслей мне стало страшновато, но я заставил себя не вздрагивать. Небрежно сказал Бобу, что в награду выдаю всем дневное жалование в двукратном размере. Подождал, пока Боб переведет, и под радостно-благодарные вопли прополз в широкий лаз.
Прополз навстречу Аду.
Солнце било сзади, освещая пещерку и отражаясь в совсем не пострадавшем от времени полированном базальте исполинской двери. Высота - в четыре человеческих роста, ширина - промарширует десяток человек... Я коснулся неестественно теплого камня двери. Почти безнадежно нажал на него ладонью - и она распахнулась по ранее незаметной линии створа. Распахнулась очень легко - еле устоял на ногах. Я зажег электрический фонарь, обернулся, махнул рукой и шагнул в широченный черный коридор. В том пергаменте не было плана самого храма. Но я не особо огорчался, рассчитывая обойтись без него. "Некрономикон"! Власть!! Власть над всеми этими недолюдьми - англичанами и прочими, белыми и цветными!!!
Когда дверь распахнулась, из подземелья ничем не пахнуло. Но едва я перешагнул порог - как чуть не задохнулся от перегретого, застоявшегося смрада разложения. Спешно закрыв лицо платком и тут же побрызгав тот одеколоном (видимо, добрый гений надоумил меня все время таскать это в кармане), я торопливо пошел по скользкому полу. Песок, попадая в эти миазмы, становился грязью - тоже полуразложившейся, чавкающей, доходящей до половины щиколоток и мигом просочившейся через ботинки и носки. Когда я почувствовал прикосновение этого месива к коже - меня вырвало, прямо на брюки.
Рвота разбудила хлюпающее, очень долго не затихающее эхо. Я в панике оглянулся на еще близкий выход - но дверь закрылась буквально на моих глазах. Я был один в каменной кишке. Электрический свет нехорошо плясал в полупрозрачных, обсидиановых плитках, покрывающих стены и потолок коридора. В отличие от пола, они были абсолютно чисты и зловеще-прекрасны.
Мне захотелось бежать отсюда - захотелось до боли в желудке, до кругов перед глазами. Но от страха ноги стали такими же каменными, как коридор - они не могли сдвинуться. Я хотел закричать - и не смел. Хотел застонать - и не мог. Не знаю, сколько я простоял в таком состоянии - безмолвный, совсем беззащитный перед древней, никогда не видевшей солнца утробой. Сердце почти останавливалось от страха. Наконец ужас стал настолько силен, что, видимо, включил какие-то неведомые механизмы самосохранения - и они, ради моего спасения, вышвырнули из сознания все эмоции. Если бы не это, я бы простоял так недели и недели - пока не умер от жажды или голода. Или умер бы от инфаркта. И стал бы гнить на этом адском полу.  Я побежал к двери. Но остановился - ведь я совсем отупел и не чувствовал даже сраха. И сказал себе: "Ты пришел сюда за СИЛОЙ. Не трусь. Иди. Иди вперед. Ты получишь немыслимую силу, немыслимое могущество. Ты же не заурядный недочеловек, тебе не к лицу трусить. А если ты трус, значит, ты недо..."
Последняя мысль была более невыносима, чем коридор - и я аккуратно пошел вперед, по грязи. Может, эта грязь была останками разложившихся трупов?!
Коридор сужался, но высота его росла. Очень скоро звук моих шагов стал рождать чавкающее и чвакающее эхо. Грязь под ногами дышала - зловеще и неравномерно. У стен, совершенно лишенных украшений, стали попадаться жабоподобные статуи. Они стояли через неравные промежутки, у них были почти человеческие лица. С тех пор я понял, что самый страшный монстр - это ПОЧТИ человек. Извращения нашего облика способны довести нас до безумия гораздо скорее, чем откровенно чуждые и неузнаваемые формы. Когтистые, алчно протянутые ко мне лапы. Широченные клыки на бородавчатых мордах. С трудом я заставлял себя всматриваться в их вздутые животы, в их рахитичные, скрюченные ноги, с которых свисали мерзкие лохмотья плесени. Все сделано из кусков мориона [черный горный хрусталь] - камня Загробного мира. Только глаза - из натурального, растрескавшегося (!!!) опала - камня наркотического бреда, камня самоубийств...
Я с трудом дышал через платок - смесью одеколона и морга. Опаловые, лживые глаза маняще отблескивали с черных, иногда тоже ратрекавшихся лиц. Иногда от моих шагов с искривленных лап отваливались ошметки плесени и грязи - словно эти жабы временами купались в жиже под лапами. А свет дробился, играл в морионе, создавая гипнотическую, иллюзорную жизнь... Не знаю, что здесь творилось с нашим миром - коридор все время шел под уклон, но жижа никуда не текла, и ее слой не увеличивался. Иногда я останавливался - и тогда меня душило молчание подземелья. Жабы росли. Их статуи уже стали выше меня. Инфернально-одинаковые, отличимые друг от друга только размерами и рисунком трещин. Кружилась голова. Я соображал уже совсем плохо - достаточно плохо, чтобы идти вперед. Ни одного ответвления. Коридор стал ущельем. Каменные лапы все время задевали меня, пачкали мою одежду слизью - и слизь, тошнотворная, тепловатая, тут же просачивалась к телу. Да, проклятый, брошенный и забытый Храм Ночи лишил меня разума. Я стал безумен еще в самом начале моего пути. Иначе бы я умер здесь от ужаса, от отвращения. Храм, построенный царицей Нитокрис. Мертвецом, пришедшим к Аль-Хазреду и попросившим подарить проклятую книгу...
Коридор упирался в стену. А влево - был вход в зал. Я вошел внутрь. Похоже, зал был квадратным внизу, сжимающимся к верху. Свет не мог достать до потолка - или что-то не давало ему достать? Тонкие, чуть извивающиеся колонны из цельных кусков обсидиана походили на исполинских червей. Что ж, в каждой могиле есть свои черви...
В этом зале не было ничего египетского. И это подтверждало - здесь служили богам, более древним, чем Осирис или Сет.
Шаг вперед - и в центре зала, там, где только что была пустота, возник приземистый алтарь из черного гранита. Он был неряшлив, как кусок гниющего мяса. И на нем лежала книга.
Я рванулся к ней - рванулся, сам себя до головы обливая жижей, так внезапно поднявшейся до колен. В ней плавали полусогнившие черепа людей, куски то ли жил, то ли мяса... Но мне было все равно. Я готов был плыть по этим останкам людей, разгребая их! Пусть бы они касались моего лица, моих губ - я бы и тогда не обратил на них внимания. Ибо существовало только одно - КНИГА НА АЛТАРЕ.
На обложке - кабалистический, жуткий знак. Из тех, что много древнее "Каббалы". Он. Он!!!
Я схватил "Некрономикон" - невероятно легкий и горячий, словно он лежал рядом с огромным камином.
- Стой.
Голос был тихий. Но я в панике обернулся - одна рука прижимает книгу к груди, вторая ищет в кармане пистолет.
Она стояла невдалеке, около одной из колонн - не человек, а противоестественный сгусток тьмы. И от нее веяло жутким, загробным холодом. Не могу описать эту почти призрачную фигуру, все время изменяющуюся, как марево над камнями - но изменяющуюся в каком-то адски-гипнотическом ритме.
Да, на ней было черное шелковое платье - ну и что вам дает это описание? Оно облегало меняющееся, но женственное тело(?) - опять же ну и что? Вы все равно не ощутите тот УЖАС, не поймете, насколько невыносимо для приличного человека это сочетание - вроде бы нормального и дико ненормального. И стояла она НА грязи, не касаясь ее подолом платья.
- Я Нитокрис.
Была ли половина ее лица съедена мышами? Не знаю, лицо скрывала черная, непроницаемая вуаль. Проклятая царица внезапно очутилась рядом - мертвый черный шелк, метрвый черный металл. Поверх вуали на голове - обруч из тех же, только целых, опалов. И все это безжизненно пульсирует... И ее голос не был голосом - она просто выстраивала в моей голове мои же мысли - так, как ей было нужно:
- Ты нагл. Ты посмел пожелать разбудить Силы Древности.
Я чувствовал, что ее "я" проникло в мое и рассматривает, изучает его. Еще счастье, что Нитокрис была настолько чужой, что я не мог как следует почувствоать ее леденящее, убийственное присутствие во мне!
- Я... Простите, мне...
- Ты посмел взять "Некрономикон".
- Я... я...
На мою руку легла рука в черной шелковой перчатке. Прекрасная, жуткая. Я заорал от ужаса - как недобитый заяц. Только еще более жалко. Я видел себя и видел Нитокрис откуда-то сверху. И знал, что она - не женщина. Я не мог понять, не мог ощутить, ЧТО она такое.
Пустота. Рядом с моим телом в обличье человека стояла пустота. Под перчаткой не было плоти. Может быть, если бы она ее сдернула, я увидел бы руку мумии. Но и это тоже было бы обманом, другим видом перчатки.
- Ты заслужил самое страшное наказание, - она перестала меня касаться, и моя душа вернулась в тело (или была возвращена магией Нитокрис?).
Голос без интонаций. Холод. По моему лицу текли слезы - слезы страха. Меня крутило, сжимало, сжигало. Я не мог существовать в присутсвтвии ЭТОГО. И, если б не мое безумие, я был бы уже давно мертв...
- Твое наказание: ты используешь "Некрономикон". Ты не выйдешь отсюда, пока его не используешь.
Смех. Это смеялась сама ночь, смеялось само чрево древней, заклятой горы. И - я остался в одиночестве.
Единственное, почему я не сел прямо на алтарь - страх. Я знал, что еще хуже сойду с ума, что умру - если в зале появится еще что-то вроде Нитокрис. Знаю, знаю, что для вас мой ужас нелеп - но в языке живых нет слов для передачи этих ощущений - незнакомых счастливейшему человечеству! Вы, вы просто не представляете, что это такое, когда нервы не могут выдержать эти чужие, насильственно идущие по ним сигналы, сигналы, враждебные всему людскому. Вы не знаете, как это страшно - когда твой мозг врастает в нечто чуждое. Это - не объяснить. И вы не понимаете, какое ваше огромное счастье - что вы не понимаете меня. Я шатался. Я был счастлив, что один. Я открыл книгу - просто потому, что не смел ослушаться.
Это создание Ада, это писание восточного безумца было живым! Я беззвучно заорал - но не смог захлопнуть проклятое, трижды проклятое существо, заключенное Аль-Хазредом в книгу, во вроде бы обычную книгу. Я плоховато знаю древние языки - но тут я читал свободнее, чем на английском.

"... "Некрономикон" лежит МЕЖДУ Зеркал. Выбери себе Зеркало..." - и я тут же, против своей воли повис между двумя исполинскими зеркалами. Два зала, отраженных в полную величину - и оба отражения совершенно, абсолютно неотличимы! Кляня причуды древних магов и до колик боясь этих причуд, я наугад остановился на одном из залов. И тут же - меня втянуло в него.
Я стоял все у того же алтаря. Облегченно вздохнув, глянул в "Некрономикон" - он был открыт на Заклятии Долголетия. Я был уверен, что это заклятие, как и предыдущее, мне подсунула сама дьявольская книга. Но счел это ее наградой за первый, правильный ответ. И быстренько, очень громко прочел заклинание.
Смех - такой же, как и до этого. Ему внезапно начали вторить бесовские завывания. Над моей головой запорхали гниющие скелеты летучих мышей - с их крыльев на меня капал гной; заскакали жабы, с ребер которых сваливались куски протухшего, заплесневелого мяса; заползали прокаженные черви... Нет, не буду больше описывать - страшно.
И тут - я снова увидел Нитокрис. Словно вырезанную из куска металла, сплавленного с загробной тьмой - и беспрестанно изменяющуюся. То есть увидел существо более нечеловеческое, чем полуразложившийся вампир, деловито плывущий к моим ногам. И я услышал ее голос. Ее горлом стал исполинский коридор храма, а голосовыми связками - колонны зала:
- Запоминай: в каждом заклятии "Некрономикона" - ДВА заклятия. Каждая его строчка - оборотень. В каком Зеркале ты стоишь - та сторона оборотня и придет к тебе. Невежда не в силах постичь Жизнь через Смерть - и получает Смерть через Жизнь. Ты получил свое!
В ужасе я инстинктивно потянулся к "Некрономикону", надеясь найти там какое-нибудь пригодное заклинание. Но адский фолиант взлетел вверх, словно поднятый рукой невидимки. Он висел в миллиметре от моих пальцев! Я подпрыгнул - он поднясля с такой же скоростью, и опять я не дотянулся только на миллиметр. И тут же ринулся вниз, и снова висел на прежнем уровне...  В каком-то исступлении я прыгал, я вскарабкался на алтарь (или это было все же что-то другое?) - но проклятый миллиметр не исчезал. Гнусавые, чавкающие голоса дьяволов тянули:
- Ты - в Смерти, дурак!
- Наш мир - два взаимопроникающих Зеркала...
- Тебе не перейти во Второе Зеркало!
- Тебе не перейти...
- Тебе не...
Голоса кружили, колдовали - зло, властно, грубо. И я упал в беспамятство - вонючее, липкое, унизительное.

Очнулся в своей лондонской квартире. И тут же выяснилось, что я никогда не ездил в Египет. Что дата на календаре - та самая, когда я начал готовиться к экспедиции. А очнулся я в тот час, когда оделся, чтобы пойти прицениться к палаткам и прочему снаряжению... На свою беду, я не скpыл удивления этим.
Моя матушка тут же уложила меня в кровать, вызвала врача и к обеду сожгла в камине все мои книги по магии и оккультизму - о чем гордо сообщила, принеся ужин мне в постель. Надо ли говорить, что пропал и бесценный пергамент - а я не помню ни координат, ни ориентиров?! И что я заболел?!

... Вот, вот, вот ОНИ!!! У окна моей спальни, в воздухе - глаза из грязных, растрескавшихся опалов!

Боже, Боже, сегодня как раз та дата, когда я вошел в подземный храм! Неужели я умру ровно в тот час, когда раскрыл "Некрономикон"?!!

Нет, не надо! За что, за что... Вот, люди под окнами, эти твари, эти людишки, они гораздо хуже меня, почему, почему ЭТО пришло за мной, я же был рожден, чтоб повелевать миром, чтоб вешать весь этот сброд, почему, почему... почему я сброд для Ада?!!

Татьяна Суворова

 

на главную



SpyLOG TopList

 

List Banner Exchange lite